01:30 - 02:00
Крупным планом. Россия против рака: выход на новый уровень борьбы
Далее
в эфире
02:00 – 02:15
Новости
02:15 – 02:30
Наша марка. Наукоград Дубна
02:30 – 02:55
д/ф "С миру по нитке"
02:55 – 03:00
Региональная пресса. Выпуск 19 июля 2019 года
03:00 – 03:15
Новости
03:15 – 03:25
Константин Косачев. Регионы Дальнего Востока станут приоритетными для переселения соотечественников
03:25 – 03:55
Люди РФ. Владислав Виноградов. Поэт уходящего времени
03:55 – 04:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 19 июля 2019 года
04:00 – 04:15
Новости
04:15 – 04:45
Карамзин. Проверка временем. Серия № 1. Что такое Русь?
04:45 – 05:00
Золотая серия России. Выпуск 1. Великий немой
05:00 – 05:15
Новости
05:15 – 05:25
Татьяна Кортава. России нужно больше опираться на научный подход в продвижении русского языка за рубежом
05:25 – 05:40
Государственный Совет Российской Империи. Верхняя палата российского парламента
05:40 – 05:55
д/ф "Визуализация древностей"
05:55 – 06:00
Региональная пресса. Выпуск 17 июля 2019 года
06:00 – 06:15
Новости
06:15 – 06:30
Андрей Кутепов. VI Форум регионов России и Беларуси: Петербург примет студентов из Беларуси
06:30
Знакомьтесь – сенатор Михайлов

Трагедия в Шереметьево – итоги и уроки. Выводы надо было делать раньше?

Трагедия в Шереметьево – итоги и уроки. Выводы надо было делать раньше?

ВЦИОМ намедни поделился данными своего исследования - «Топ-7 событий мая». Вот, что ответили россияне – 14 % вывели на первое место Чемпионат мира по хоккею. Катастрофа самолета Sukhoi Superjet в Шереметьево – на второй позиции. (К слову сказать, события во всем шорт-листе крайне разнородны – здесь и празднование 74-й годовщины Победы, и выборы на Украине, и горячие споры вокруг строительства храма в Екатеринбурге). Тем не менее, результат показателен.

Трагедии вытесняет из общественной памяти некая инфернальная защита – не думать, не вспоминать о страшном. Но это не должно означать, что уроки и выводы должны остаться лишь бумажным грузом в виде отчетов о расследовании. 28 минут полета рейса Москва-Мурманск. Как жуткий финал – жесткая посадка, пожар, 41 погибший, 37, считай, заново родившихся. Среди версий, приведших к катастрофе, рассматривают погодные условия, действия экипажа, конструктивные недостатки самолета.

86c4.jpg
Место ЧП в Шереметьево

Известно, что через 15 минут после взлета в лайнер попала молния, след от ожога есть на фюзеляже. Грозовая защита перевела энергоснабжение борта в режим Emergency Electrical Configuration (EEC). Управление самолетом перешло в прямой ручной режим (Direct Mode). Бортовые компьютеры, таким образом, перестали подсказывать пилотам и корректировать их возможные ошибки.

Комментариев после трагической посадки в Шереметьево последовало множество, говорили и писали о якобы неспособности экипажа действовать самостоятельно без электронных шпаргалок, о плохой выучке пилотов, об их страхе перед боссами компании и боязни штрафов. Возможно, роль в трагедии сыграла и вся совокупность факторов, во всяком случае, эксперты-профессионалы этого не исключали уже сразу после инцидента.

«Перегрузки были большие, он должен был уходить на второй круг. Обычно, если с высоты 30 м уходишь на второй круг, если ниже уходишь, то это бессмысленно. Если бы он успел выйти на второй круг, то залили бы полосу пеной, и он сел бы. Я не знаю, какая там была грозовая деятельность. Если про лайнер говорить в общем, то единственные претензии к кому бы я предъявил, это к французам за их «хороший» двигатель» 

Вадим Базыкин, заслуженный пилот РФ

Межгосударственный авиационный комитет (МАК), между тем, свое расследование продолжает и с выводами не спешит. Пока известно, что готов предварительный отчет, но и он пока не опубликован. Работает и межведомственная правительственная комиссия. Самописцы расшифрованы, переговоры пилотов с диспетчерами – в наличии. Есть и свидетельства членов экипажа и спасшихся пассажиров. Не совсем ясно и с рекомендациями, которые должны быть сделаны для эксплуатантов – процедура обязательная после каждого происшествия. На официальном сайте МАК информация о работе комиссии публикуется регулярно, но формулировки пока расплывчаты и не очень конкретны.

«При обсуждении Предварительного отчета все члены Технической комиссии пришли к общему мнению, что на данном этапе расследования рекомендации, сделанные Технической комиссией в Последующем донесении, являются достаточными. В ходе дальнейшей работы, по получении результатов намеченных исследований и результатов расследования, Технической комиссией могут быть даны и другие рекомендации, которые будут направляться в предусмотренные российским законодательством организации. Предварительный отчет будет опубликован в ближайшее время после его окончательной корректорской выверки» 

Межгосударственный авиационный комитет, 5 июня 2019 года

Сразу после катастрофы заговорили и о конструктивных недостатках всего проекта Sukhoi Superjet. Парк SSJ лишен должного объема запчастей, многие борта из-за этого стоят «на приколе». «Начинка» самолета, во многом, импортная, перебои с поставками (из-за санкционных ограничений) усугубили ситуацию с обслуживанием и эксплуатацией. Тут показателен диалог, который состоялся еще в ноябре прошлого года между спикером Совета Федерации и министром транспорта. Валентина Матвиенко прямо указала Евгению Дитриху на огрехи программы.

«Он не годится для региональных перевозок, он ни для чего не годится! «Аэрофлот» говорит – «купили и стоят у борта». За рубеж их никто не покупает. На самом деле, сам самолет на 80% зарубежный, наше железо только!»

Валентина Матвиенко, Председатель Совета Федерации

Дальше больше! Уже через минуту после начала диалога министр хватается за голову, в буквальном смысле, и всплескивает руками. На прямые вопросы – «где деньги и эффект от их вложений в проект?» - ответа не последовало.

«- К 23 году они доведут…

- Летать-то сегодня надо... А сколько денег закачено!? Вы знаете, сколько в вас денег закачено?! Я постоянный критик и постоянно это говорю – где эффект, где самолеты, где деньги?»

Итак, этот диалог состоялся более полугода назад. А что сегодня? Даже официальные лица признают, что Sukhoi Superjet от недостатков не свободен. Сергей Иванов, спецпредставитель Президента, в том числе, и по транспортным вопросам признает это, но с оговорками.

«Ничего совершенного нет. Я могу допустить, что Superjet еще сырой самолет, но говорить, что там какие-то серьезные конструктивные недостатки… ( нельзя) Например, зажигается аварийная лампочка, что у тебя кондиционер плохо работает. Если по инструкции пилот при включении этой лампочки, которая не влияет на безопасность полета, в силу корпоративных процедур принимает решение возвращаться и сажать самолет - это корпоративные процедуры, с ними я спорить не могу. Надо каждый раз исходить из серьезности недоработок или каких-то отказов» 

Сергей Иванов, специальный представитель Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта

И далее – показательное заявление. Конкуренция в мировом небе сейчас крайне велика. Любой инцидент или катастрофа – рассматривается с особым тщанием именно с акцентом на производителя лайнеров. Наверное, это правильно – репутационные и финансовые потери компании Boeing после двух крушений ее машин серии MAX огромны. Но подобные риски испытывает теперь и отечественный SSJ.

«Я уже читал раз десять, как... самолеты возвращались и сажались в аэропорту отбытия. Почти никогда СМИ не называли марку самолета, хотя это был либо Boeing, либо Airbus... А когда Superjet - это, извините, хай на всю планету. Это конкурентная борьба, просто конкурентная борьба»

Сергей Иванов, специальный представитель Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта

Если опять вернуться к социологии. Интересен еще один опрос ВЦИОМ Самое главное, сделан он был в мае, практически по следам катастрофы в Шереметьеве. Уже прозвучали многоголосные обвинения и в адрес экипажа, и в адрес Superjet. А аудитория им не поверила. 78% респондентов считают, что «в России умеют делать качественные самолеты», 83% убеждены, что «нужно развивать собственное производство самолетов, даже если это потребует существенных финансовых затрат». Вот такая «народная» арифметика, ее сальдо – аванс существенный и весомый, но он не отменяет того, что выводы из трагедии должны быть сделаны.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

ВМЕСТЕ-РФ в Telegram

Похожие новости: