ТЕСТ
03:45 - 03:55
На законных основаниях. Приграничное сотрудничество
Далее
в эфире
03:55 – 04:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 16 февраля 2018 года
04:00 – 04:15
Новости
04:15 – 04:25
Сергей Сидорин. Модерназация сельских домов культуры
04:25 – 04:30
Сказано в Сенате. Обеспечение энергетической безопасности
04:30 – 05:00
Крупным планом. Год добровольца в России
05:00 – 05:15
Новости
05:15 – 05:20
Константин Косачев. 54-я Мюнхенская конференция: в поиске решений глобальных угроз безопасности
05:20 – 05:35
Н.М. Карамзин. Историк государства Российского. Первая серия. Начало пути
05:35 – 05:50
Первые лица Государственного Совета. Портрет четырнадцатый. Великий князь Михаил Николаевич
05:50 – 06:00
Спецрепортаж. Год экологии. Нижне-Свирский заповедник
06:00 – 06:15
Новости
06:15 – 06:45
Люди РФ. Дорога Победы Ивана Зубкова
06:45 – 07:00
Отражение событий 1917 года. Выпуск №4. Михаил Родзянко. Воспоминания
07:00 – 07:15
Новости
07:15 – 08:00
Денис Садовников. "Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен…"
08:00 – 08:15
Новости
08:15 – 08:30
Наша марка. Павловский Посад
08:30 – 09:00
Документальный фильм
09:00
Новости

Новости

АНАЛИТИКА: Ползучая реинтеграция. Украинские депутаты похоронили «минские» соглашения. А если завтра снова война?

13:01 22 Января 2018
Коллаж:
Коллаж: "Вместе-РФ"

Такое впечатление, что из всего наследия большевистских цитат современные украинские политики хорошо изучили лишь крылатую формулу Льва Троцкого — «ни мира, ни войны!». Закон о «реинтеграции Донбасса» в эту громкую и пустую фразу укладывается логично и своевременно. Россия в нем не только поименована стороной внутригражданского украинского конфликта, но и обозначена «агрессором». Однако, за этим не последовало не только объявления «войны», но даже ограничения дипотношений и денонсации действующих межгосударственных договоров. Прежде всего — о «дружбе» — именно он закрепляет существующие границы. Председатель парламентского комитета по вопросам национальной безопасности Иван Винник своим коллегам по Раде пояснил просто и без обиняков — «Если мы его отменим, то отменим к чертям и границы, поэтому нельзя его отменять и оставлять пустоту».

Так называемая «пустота» в современных российско-украинских отношениях также выглядит достаточно интересно, если не написать, забавно. На некоторые такие «странности», в том числе, касающиеся и последнего «документа», уже обратил внимание сенатор Владимир Джабаров.

«Закон странный, с одной стороны вызывает горькое сожаление, а с другой стороны — улыбку. Страна, Россия, названа там агрессором, и вместе с тем дипотношения с агрессором они разрывать не хотят, визы вводить не хотят, товарооборот у них на 30 процентов с агрессором вырос. Откровенно говоря, я думаю, что закон работать не будет, и практической пользы никакой это не даст»

Владимир Джабаров, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам 

Что же получает Украина, ее власти, после окончательной президентской апробации нового закона «о реинтеграции»? Прежде всего, «свободу рук» и действий. (Президент Порошенко, к примеру, теперь имеет право самолично, без согласия парламента, вводить военное положение и давать санкцию на использование вооруженных сил в гражданском конфликте). Все это не скрывается, а, наоборот, преподносится с радостью и удовольствием.

VR.jpg
Фото: заседание Верховной Рады Украины

«Закон о реинтеграции Донбасса критично невыгоден для Москвы, потому, что фиксирует на уровне законодательства оккупацию РФ территорий Украины. Мы официально признали РФ агрессором! Закон также фиксирует право Украины на самооборону, в соответствии с 51 статьей Устава ООН. Это дает право Украине защищать свой суверенитет, границы, использовать и привлекать оружие не только украинского, но и иностранного производства. Это дает нам возможность в полной мере использовать Вооруженные силы, все войска специального назначения, новое летальное оружие»

Ирина Луценко, представитель президента Украины в Верховной Раде

По сути, принятие Радой нового закона — это церемониальные похороны «минских соглашений». Об этом заявили не только в России, но и (крайне осторожно) в странах-участницах так называемого «нормандского формата». Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт заговорил о том, что «текст нуждается в проверке». Его коллега из МИДа, Райнер Броль, прокомментировал украинский документ в назидательном ключе. «Для нас важна воля к диалогу и к переговорам на основе минских договоренностей». Правда, иллюзий о жизнеспособности «минского формата» становится все меньше. Валентина Матвиенко заявила конкретно — «закон («о реинтеграции») не о мире, а о войне».

Сегодня заговорили и о том, что сам Минск — не самая удобная площадка. Дональд Трамп, вроде бы, хочет присоединиться к «квартету», но в прежние интерьеры президенту США ехать не очень удобно, прежде всего, по соображениям дипломатического этикета. Для России вопрос места продуктивных переговоров не принципиален, заявил Дмитрий Песков, их содержание — важнее любых форм и форматов.

«Значение имеет приверженность соответствующих сторон идее безальтернативности минских договоренностей за неимением каких-либо других договоренностей, приверженность «нормандскому формату», собственно, о чем сегодня шла речь на заседании Совета безопасности»

Дмитрий Песков, пресс-секретарь Президента России

Это заявление было сделано уже после совещания (19 января) Президента с постоянными членами Совета Безопасности — новые украинские реалии, которые впрямую затрагивают (или могут затронуть) интересы России — на повестке дня. Сценарии для дальнейшего развития событий предлагают и на Украине. Пока «отставлена» идея с введением в Донбасс контигента миротворцев, многие полагают, что она «плоха» только тем, что ее предложили за «русским переговорным столом». Политологи размышляют о новых правилах и вводных.

«Нет, никто не будет заниматься военным решением конфликта. Это — раз. Но теперь политическая часть минских соглашений, как они были прописаны в 2015 году, тоже вряд ли будет реализована в ближайшее время. Если раньше и Украина, и наши западные партнеры, и Российская Федерация говорили о том, что только на основе минских соглашений возможно решение конфликта, то теперь, очевидно, после принятия данного закона можно будет говорить о том, что решение конфликта на Донбассе может быть реализовано не только исходя из минских соглашений»

Вадим Карасев, политолог, Украина

Пока ясно и понятно одно — в политический сленг активно и напористо вошло слово «реинтеграция». Толковые словари и словари слов иностранных приводят несколько значений этого понятия. Одно из них звучит настораживающе в контексте дня сегодняшнего. «Реинтеграция — воспоминание или восстановление того или иного опыта или события с помощью переживания одного из его аспектов». Вряд ли Донбасс захочет еще раз пережить предлагаемый «аспект», хотя сценарии для этого шага уже фактически прописаны.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Ранее по теме: