ТЕСТ
05:25 - 05:35
Земская реформа. 150 лет. Сельское хозяйство
Далее
в эфире
05:35 – 05:50
Государственный Совет Российской Империи. Иван Константинович Григорович
05:50 – 06:00
Дни регионов
06:00 – 06:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 23 июня 2018 года
06:10 – 06:40
Люди РФ. Аксиома Павла Гринберга
06:40 – 07:00
«Вместе с регионами». Выпуск 22 июня 2018 года
07:00 – 07:05
Спецрепортаж. Год экологии. Нижне-Свирский заповедник
07:05 – 07:15
«Писатели России». Максим Горький «Песня о Соколе»
07:15 – 07:55
Прекрасный полк
07:55 – 08:00
Региональная пресса. Выпуск №243
08:00 – 08:15
Новости Совета Федерации. Выпуск от 23 июня 2018 года
08:15 – 08:30
Наша марка. Дулевский фарфор
08:30 – 08:55
Документальный фильм
08:55 – 09:00
Обзор «Российской газеты». Выпуск № 199
09:00 – 09:10
Спецрепортаж. Архангельская область: достижения и перспективы развития Русского Севера
09:10 – 09:15
Региональная пресса
09:15 – 09:25
Ирина Гехт. «Прямая линия» с Президентом — 2018: ключевые моменты
09:25 – 09:30
«Вместе с регионами». Выпуск 22 июня 2018 года
09:30 – 09:45
Знакомьтесь, сенатор Исаков
09:45
На законных основаниях. Регистрация лекарств

Новости

АНАЛИТИКА: Санкционный российский ответ. Мягкая сила жесткой политики

22:06 8 Июня 2018
Коллаж:
Коллаж: "Вместе-РФ"

4 июня сего года Владимир Путин подписал Закон за 127-м номером. Наблюдатели, эксперты и оппоненты задолго до апробации документа окрестили его «контрсанкционным». Хотя, даже в названии акта, что бывает редко, в канцелярских скобках встретились два почти разновекторных термина. 127-ФЗ «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств». Если сравнивать исходный вариант и тот, что вышел в итоге — можно вспомнить детскую игру — «найдите 10 отличий». Ко второму думскому чтению из первоосновы количество прописанных мер противодействия было сокращено с 16 до 6. А ведь изначально шаги предлагались серьезные и резкие. В их числе ограничения импорта товаров из США — лекарств, табака, алкоголя. «Списочный» запрет на въезд американских граждан, эмбарго на допуск программного обеспечения, прекращения сотрудничества в атомной сфере, космосе, авиастроении. В финале остались меры значимые, но не резонансные, хотя, это только на первый взгляд.

Сенатор Андрей Климов, к примеру, высказался достаточно определенно — «Все поняли, что мы хотели сказать.» Что же сказали? Российский рынок приватизации и госзакупок закрыт для американских компаний, у правительства сохранен рычаг на ввод запрета или ограничения вывоза и ввоза сырья или продукции. Особо оговорено, что ограничения не могут распространяться на жизненно необходимые товары, а это прежде всего, лекарства, производства которых не налажено в России. И, самое главное, подписанный Закон позволяет реагировать мгновенно на новые выпады и конъюнктуру — Президент может в любую минуту конкретизировать новые вынужденные ответные шаги — парламентарии дали ему такие полномочия. Хотя, все последние заявления говорят о том, что к таким мерам будут прибегать только в крайних случаях.

Putin-ks.jpg
Фото: Президент России Владимир Путин

«Но наличие каких-то ограничений и санкций нас не удивляет, нас это не пугает и никогда не заставит нас отказаться от самостоятельного, суверенного пути развития. Я исхожу из того, что Россия либо будет суверенной, либо её вообще не будет. И конечно, российский народ всегда выберет первое. Я думаю, так же как и китайский народ. Никакого другого пути у нас нет. Но мы понимаем, что наши партнёры вот этими ограничениями и санкциями стремятся только к одному — сдержать развитие. Я нисколько не сомневаюсь, что это покушение, как говорят юристы, с негодными средствами, и ничего из этого не получится. От этой политики теряют прежде всего те, кто её инициирует. Но исхожу из того, что всё-таки здравый смысл восторжествует, что все незаконные ограничения, вредные для развития мировой экономики, будут постепенно сниматься и мы нормализуем наши отношения со всеми партнёрами, в том числе и с Соединёнными Штатами, и другими странами, которые пошли у них на поводу́ и эти санкции применяют»

Владимир Путин, фрагмент интервью Медиакорпорации Китая, 6 июня 2018 г.

Аналогичные заявления ранее звучали и в верхней палате парламента. Кстати, именно сенаторы выступали за своеобразную «либерализацию» вводимых норм. Самый дискуссионный «лекарственный» пункт был, в итоге, в документе минимизирован. Хотя, возможность ситуативного реагирования — предусмотрена.

Vim-ks.jpg
Фото: председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко

«Мы принимаем закон о контрсанкциях. То есть мы открыты к сотрудничеству со всеми, но мы будем применять контрсанкции к тем государствам, которые влияют на сдерживание России, которые принимают специальные ограничительные меры и так далее»

Валентина Матвиенко, Председатель Совета Федерации

Достаточно знаковый комментарий нового закона дал председатель сенатского Комитета по международным делам Константин Косачёв. Он разделил целеполагание аналогичных американских актов и российского на них ответа. В этом, наверное, и заключена «мягкая сила» современной российской дипломатии и политики.

Kosachev-ks.jpg
Фото: председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачёв

«В этом смысле наше законодательство — безвредное, потому что мы не ставим перед собой цель кому-то нанести осознанный вред. Мы наши санкции рассматриваем не как ответные меры. Совершенно точно они будут ликвидированы по мере того, как будут сниматься санкции в отношении России. И наши санкции совершенно точно не должны вредить нашим собственным интересам, нашей собственной экономике, нашим собственным производствам. И в этом смысле — они точно безвредные»

Константин Косачёв, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам 

Кстати, такие шаги, точнее, их обозначение, Россия, действительно, может себе позволить. Рост прямых инвестиций — плюс 4,4%, положительное сальдо в экспортно-импортном балансе 115 миллиардов долларов. Золотовалютные резервы достигли 450 миллиардов. Инфляция — рекордно низкая. Все это не может не заставлять экономических контрагентов относиться все с большим скепсисом к политическим прокламациям своих суверенов. Обозреватель Die Welt Эдуард Штайнер (Eduard Steiner) подметил эту тенденцию еще на последнем Петербургском экономическом форуме. По его наблюдениям, против односторонней санкционной экспансии США вызревает не только политическое лобби из несогласных стран Европы, но и из влиятельных транснациональных корпораций.

«Было сразу понятно, что Россия рано или поздно отреагирует на введенные 6 апреля санкции США против семи олигархов и двенадцати компаний. И что все это затронет предпринимателей, которые к сути дела не имеют никакого отношения. Как стало ясно на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, российские и западные бизнесмены ищут пути, чтобы вопреки санкциям продолжать работу. Примечательно, насколько единодушно представители таких крупных американских концернов, как «Боинг» (Вoeing) или «Филип Моррис» (Philip Morris) выступают за политическую деэскалацию и, ссылаясь на десятилетия работы в России, подтверждают свое желание оставаться здесь и впредь».

Эдуард Штайнер, обозреватель Die Welt

А как внутренняя Россия реагирует на санкционные войны? Ведь и последний валютный всплеск объясняли экономическими баталиями, и газовые проблемы с «Северным потоком-2» и прочие превходящие проблемы. «Левада-центр» (организация — иностранный агент) практически накануне подписания «Закона 127» провела опрос граждан по поводу градуса современных отношений с Западом. «Беспокоят ли вас политические и экономические санкции западных стран в отношении России?» — так сформулировали свой вопрос социологи. 42% и 26% респондентов ответили — «не слишком беспокоят» и «совершенно не беспокоят». Это ровно две трети опрошенных. Еще больше единодушия — в вариантах уточнения. «Создали ли санкции проблемы для вас и вашей семьи?» 45 % (практически, каждый второй) утверждает, что «серьезных — нет» и 33% определенно добавляет — «определенно, никаких». В ходе «Прямой линии» к теме санкционных войн Владимир Путин обращался не раз. Лейтмотив — «введение санкций только усугубляет проблемы, а не способствует их решению». Нужно вырабатывать новые и единые правила поведения как на политическом, так и на экономическом поле. Причем, Россия готова эта делать, еще раз повторил Президент. Это было доказано в Австрии, это будет продемонстрировано в Китае. И, важное уточнение, опять-таки, от Владимира Путина — «свои интересы мы будем защищать не по-хамски».

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»


Похожие новости: