ТЕСТ
18:50 - 19:00
"Писатели России". Владимир Солоухин
Далее
в эфире
19:00 – 19:10
Наша марка. Торжское золотое шитье
19:10 – 19:40
д/ф "Енисей объединяет"
19:40 – 19:55
Роман Копин. Чукотка 2030: новые инвестпроекты и комфортная среда для жизни людей
19:55 – 20:00
Региональная пресса. Выпуск №168
20:00 – 20:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 18 ноября 2017 года
20:10 – 20:35
Спецрепортаж. 137-ая ассамблея Межпарламентского союза в Санкт-Петербурге
20:35 – 20:55
Документальный фильм
20:55 – 21:00
Обзор «Российской газеты». Выпуск № 169
21:00 – 21:10
Государственный Совет Российской Империи. Амурская железная дорога
21:10 – 21:40
Люди РФ. Достопримечательная Кимжа Евдокии Репицкой
21:40 – 21:55
Зинаида Драгункина. На пороге десятилетия детства: Россия на страже прав ребенка
21:55 – 22:00
Обзор "Парламентской газеты"
22:00 – 22:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 18 ноября 2017 года
22:10 – 22:25
Наша марка. Коломенская пастила
22:25 – 22:50
д/ф "Софийские озера"
22:50 – 23:00
Андрей Кутепов. Стимулы и социальные гарантии для педагогов-тренеров
23:00 – 23:50
«Сенат». 137-ая Ассамблея Межпарламентского союза
23:50 – 00:00
Марина Добринец. Открытый диалог с женщинами-учеными: проблемы науки и общества
00:00
Новости Совета Федерации. Выпуск от 18 ноября 2017 года

Новости

АНАЛИТИКА: «Санкционный лом» и мягкий приём от России. Санкции как форма приглашения к диалогу?

19:08 14 Августа 2017
Коллаж:
Коллаж: "Вместе-РФ"

344 пункта — именно столько параграфов содержит документ, утвержденный парламентом США и завизированный президентом Трампом. И Палата представителей, и Сенат проявили почти синхронное единодушие в оформлении новых запретов для российских предприятий, банков и целых отраслевых конгломераций. Изначально конгрессменам и сенаторам предлагались несколько вариантов разной степени жесткости, в итоге и родилось столь пугающее многих «многословье». И в Америке, и в России вспоминают в связи с этим поговорку (понятие «мем» тогда отсутствовало) из 70-х годов прошлого века — «The difference between GOD and the Senator is that GOD doesnt’t think he’s a Senator» (разница между Богом и сенатором США в том, что творец последним себя не мнит).

«Этим августом Джон Сидней Маккейн III разменяет девятый десяток. Именно возраст дал ему право возглавить в 2015 г. комитет по обороне Сената США (американская демократия определяет руководителей парламентских комитетов по годам, кто старше, тот и председатель).

Вместе с тем, как доктор экономических наук я бы не стал сваливать все, что творит Вашингтон лишь на психологический «комплекс Маккейна». В советском вузе меня учили, что политика есть концентрированное выражение экономики. В этом смысле нагнетаемая американцами международная напряженность позволяет им:

1. позиционировать США как тихую финансовую гавань в бурном море мировых страстей и привлекать в их денежно-кредитную систему дополнительные капиталы;
2. связывать по рукам и ногам незаконными санкциями своих экономических конкурентов и создавать противоправные преференции для американских компаний;
3. получать больше бюджетных средств для нужд американского ВПК, Пентагона, Госдепа, специальных служб;
4. запрашивать еще большие средства на те же цели у других стран НАТО, Японии, Республики Корея и т. д.»

Андрей Климов, заместитель председателя комитета по международным делам СФ РФ

Пик «санкционного мандража» выпал на время каникул российского парламента. Однако, спрогнозировать подобные обострения было не трудно. Линия РФ — США одна из самых раскаленных на современном дипломатическом поле. И одна из определяющих. Поэтому и оценки — соответствующие. Со стороны отечественных сенаторов — сдержанно-разочарованные.

Константин Косачёв, председатель комитета по международным делам Совета Федерации

Гораздо резче и жестче высказался в своем блоге премьер Дмитрий Медведев. Опять-таки, вспоминая крылатые фразы американского политического фольклора — можно припомнить риторический вопрос от Генри Киссинджера — «если я хочу решить вопрос с Европой, то кому мне звонить?». Аналогичная ситуация складывается сейчас как раз с Соединенными Штатами. Совершенно не понятно, кто определяет реальные векторы актуальной политики. И какова конечная цель тех же «санкционных шагов» — попытка усиления своих карт перед переговорами или, наоборот, отштампованный отказ от любых попыток диалога.

Подписание президентом США нового санкционного закона против России создает несколько последствий. Во-первых, надежде на улучшение наших отношений с новой американской администрацией — конец. Во-вторых, России объявлена полноценная торговая война. В-третьих, администрация Трампа продемонстрировала полное бессилие, самым унизительным образом передав исполнительные полномочия Конгрессу. Это меняет расклад сил в политических кругах США.

Дмитрий Медведев, Председатель Правительства РФ

Ответ на это обращение, кстати, пришел практически мгновенно. Встревоженный, ведь на такую констатацию Москвы явно не рассчитывал. Официальный представитель Государственного департамента Хизер Науэрт сразу же припомнила сферы успеха в сотрудничестве России и США. «Мы — две ядерные сверхдержавы. Многие в мире считают, что США и России следует работать вместе по разным вопросам», — констатировала Науэрт. И в качестве примера выигрышной кооперации напомнила о договоренности между Москвой и Вашингтоном насчет перемирия на юго-западе Сирии, которое соблюдается уже на протяжении месяца.

Владимир Путин назвал стиль и методы современной американской политики — действиями с «особым цинизмом и отягчающими обстоятельствами».

 
Владимир Путин, Президент России

Это заявление прозвучало на пресс-конференции по итогам встречи с Саули Ниинистё, президентом Финляндии — страны, с которой Россию связывают 70 лет тесного экономического сотрудничества, а, иногда, и близкой политической кооперации. Владимир Путин отметил еще один немаловажный аспект последнего американского «санкционного демарша». Попытка США ввести некое подобие «трансграничного законодательного права» больно и сильно ударит прежде всего по странам Западной Европы. Энергетическая спайка с Россией европейским партнерам выгодна и попытки разорвать ее искусственно и извне они воспринимают как покушение на свои законные интересы.

Еврокомиссия, к примеру, уже объявила, что готова принять экстренные меры в случае, если санкции США против России поставят под угрозу энергетическую безопасность Евросоюза. Председатель, Жан-Клод Юнкер, специально встретился со всеми еврокомиссарами и по итогам диалога заявил об этом в своем меморандуме. Равно об этом говорил и президент Путин. И Юнкер словно принимает пас. «Интересы США не должны иметь приоритет над энергобезопасностью Европы», — четко фиксирует недовольство Юнкер. И добавляет: «Одобренный в США законопроект может иметь непредвиденные односторонние последствия, которые отразятся на интересах ЕС в области энергетической безопасности». Такую обеспокоенность можно понять — на кону функционал хотя бы и Балтийской СПГ. А это 15 миллионов тонн сжиженного газа в год (после 2020 года). Франц Клинцевич, первый зампред Комитета по обороне и безопасности СФ, уверен, что российский ответ будет. И в нем, как это не парадоксально, могут быть учтены и европейские интересы.

Россия должна ответить на американский законопроект, и я уверен, что зеркальные меры будут предприняты. Но в данном случае есть существенный нюанс — антироссийские санкции прежде всего затрагивают интересы Европы. Потому сейчас будут проводиться консультации с ЕС, после чего уже в Москве будут вырабатываться меры ответа Вашингтону.

Дело в том, что товарооборот с Европой у России сегодня существенно выше, чем с США. И принятием экономических мер в одностороннем порядке РФ рискует навредить сама себе. Нужно учитывать совокупность интересов и наши торговые взаимоотношения с Евросоюзом, а также его позицию. Ответ Вашингтону в любом случае будет.

Несмотря на то, что Европа ходит на задних лапках перед США, новые антироссийские санкции весьма для нее болезненны и чреваты большими проблемами. Сейчас лето, теплый период, потому вопрос несколько сглаживается. Но грядет отопительный сезон, и вопрос покупки газа, а также дальнейшего сотрудничества в энергосфере, нужно решать уже сейчас.

Франц Клинцевич, первый заместитель председателя комитета по обороне и безопасности Совета Федерации

И не только «газовая» проблематика словно увязывают Россию и Европу в совместном отпоре. Открытый диктат и прессинг Старый свет никогда в свой адрес не приветствовал. И отвечал достаточно жестко. Можно припомнить и демарши Де Голля. А можно и совместную позицию Москвы, Берлина и Парижа по противодействию силовому решению иракской «проблемы». Так что, вполне возможно, и на сей раз будут действовать сообща и весомость такого консолидированного ответа будет ощутима и действенна.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Похожие новости: