ТЕСТ
07:15 - 07:45
Десять месяцев, которые потрясли мир. Десятая серия. Октябрь. Рождение мифа
Далее
в эфире
07:45 – 08:00
Золотая серия России. Выпуск 15. Кинематография братских республик
08:00 – 08:15
Новости
08:15 – 08:30
Наша марка. Тульские самовары
08:30 – 08:55
Документальное кино
08:55 – 09:00
Региональная пресса. Выпуск №268
09:00 – 09:15
Новости
09:15 – 09:30
Евгения Шохина. Второй Евразийский женский форум
09:30 – 09:45
Знакомьтесь, сенатор Кусайко
09:45 – 09:55
На законных основаниях. Финансовый омбудсмен
09:55 – 10:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 14 сентября 2018 года
10:00 – 10:15
Новости
10:15 – 11:00
Открытие Второго Евразийского Женского форума. Пленарное заседание «Женщины за глобальную безопасность и устойчивое развитие». Запись трансляции 20 сентября 2018 года
11:00 – 13:00
Пленарное заседание - межпарламентский диалог "Женщины за устойчивое развитие глобального мира"
13:00 – 13:05
Новости
13:05 – 13:15
Обзор прессы. "Российская газета"
13:15 – 13:45
Десять месяцев, которые потрясли мир. Десятая серия. Октябрь. Рождение мифа
13:45 – 14:00
Золотая серия России. Выпуск 15. Кинематография братских республик
14:00 – 14:05
Новости
14:05
«Парламентская газета». Обзор номера от 14 сентября 2018 года

Новости

АНАЛИТИКА: Торговая марка – иностранный агент. Рынок пропаганды или биржа новостей? Новые правила игры на информационном поле

12:11 24 Ноября 2017
АНАЛИТИКА: Торговая марка – иностранный агент. Рынок пропаганды или биржа новостей? Новые правила игры на информационном поле

«Новости — это то, что кто-то хотел бы скрыть. Остальное — реклама!» Эту поговорку приписывают то Джорджу Оруэллу, то анонимному журналисту New York Times. В зависимости от контекста употребления данной «крылатой» фразы. И это тоже симптоматично. Термин «иностранный агент» оказался вброшен не так давно, однако, в России сразу приобрел негативную коннотацию. Если разобраться, то в нем ничего особенно страшного не заложено — как в США, откуда он родом, так и в современной России. Простое признание очевидного — «я получаю деньги и работаю на того, кто оплачивает мне музыку». Маркировка, сродни той, что указывает состав покупаемого в магазине любого продукта. Именно такой посыл заключался в поправках в Закон о СМИ, единогласно одобренных Государственной Думой и утвержденных Советом Федерации. Хотя, еще в рамках рассмотрения новаций, некоторые эксперты (в том числе, из Совета по развитию гражданского общества) обращали внимание на некоторые противоречия, которые, отчасти, нарушают или могут нарушить законодательную структуру системы актов о СМИ и НКО.

«Действительно, исходя из положений Закона Российской Федерации „О средствах массовой информации“ СМИ сами по себе являются объектами правоотношений, а не субъектами. Однако, Закон о СМИ-иноагентах предполагает регулирование с конкретным определением субъектного состава лиц, на которых распространяется регулирование, а именно — юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (иностранное средство массовой информации) и получающие денежные средства или иное имущество из иностранных источников. Поскольку у любого объекта правоотношений в сфере массовой информации имеется правообладатель, которым может быть как юридическое лицо, или предприниматель, так и структура без образования такового, иное объединение, регулирование исходит из определения субъекта через объект правоотношения»

Андрей Клишас, председатель комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Совета Федерации
Cтудия телеканала RT.jpg
Фото: Cтудия телеканала RT

Итак, так называемый «зеркальный ответ» на действия минюста США дан. Американские власти потребовали от структур «RT» зарегистрироваться в качестве «иностранных агентов», и 13 ноября компания вынуждена была это сделать. Что далее? Финансовые транзакции, зарплаты, списки сотрудников и информаторов — словом, вся внутренняя «кухня» компании должна быть открыта и предоставлена для изучения по первому требованию. Самое главное — вещание и работа в ресурсах будет вестись «под шапкой» и с обозначением «иностранный агент». Отпугнет ли это аудиторию, изменится ли ее качество? Вопросы пока риторические. Во всяком случае, и до получения или обретения нового статуса существование сотрудников комфортным назвать было сложно.

«Мне очень повезло, что я давно живу в России и у меня есть семья, которая меня поддерживает. Они обожают Россию. Но думаю, что они в меньшинстве на самом деле. Мне просто очень повезло, что я никаких друзей не потеряла и мои папа, мама — они все меня поддерживают. Они сейчас в ужасе, от того что происходит. Почему вот это движение против RT и России — вернее против России, через RT? Потому что мы растем на их потерях. Американцы не верят и поэтому они все больше таких СМИ, как мы смотрят. И они это чувствуют. Чем больше они чувствуют, что RT влияет на американцев — рассказывает о том, что они не могут рассказать — чем больше мы растем, тем больше они будут наезжать. Я боюсь, что дальше будет еще хуже»

Аниса Науэй, журналист компании RT

Сегодня аудитория RT не сокращается, но, наоборот, имеет все тенденции к росту. 70 миллионов человек признаются, что смотрят канал еженедельно, 35 миллионов — каждый день. Это как раз те, кто считает, что новости —это именно то, что другие «инфоофицианты» западного рынка хотят скрыть. Или трактовать по-своему.

Знаете, я никогда не думал, что я скажу что-нибудь похвальное по поводу телевизионного канала RT. Я, человек, проработавший двадцать пять лет во внешнеполитической пропаганде в советское время, сильно невзлюбил этот жанр, ну и отсюда мое отношение к этому каналу, оно не меняется. Но глядя на то, как в Конгрессе США, да и не только в конгрессе, а целом ряде американских СМИ добиваются того, чтобы «припаять» к RT ярлык «иностранного агента», я неожиданно для себя испытал некое странное дежавю. В советское время порядка 40 миллионов человек регулярно слушали разные голоса, «Голос Америки», «Свободу», «Русскую службу BBC», Deutsche Welle, ну и прочее. Эту цифру, 40 миллионов, мне назвал человек, работавший в соответствующем учреждении, можете догадаться, в каком, он, правда, был в легком подпитии, но я думаю, что цифра более или менее соответствующая действительности. Так вот они слушали эти «голоса», и эти «голоса» глушились советским руководством. Делалось все возможное, чтобы люди эти «голоса» не могли слушать. Тратилась на это очень большая сумма денег, довольно бесполезно, потому что все равно можно было каким-то образом устроиться, чтобы что-то там услышать. Но почему глушили? Да по одной единственной причине, потому что советское руководство опасалась той информации, которая содержалась в программах этих самых «голосов». Разумеется, в радиопрограммах, тогда телевидение так не могло работать. Конечно, эта информация была отобрана специально, она была предвзятая, она была обработанной, но это все-таки была информация, о которой граждане СССР не должны были знать. Это была запрещенная информация. Я могу привести такой пример, как расстрел рабочей демонстрации, забастовки в Новочеркасске. Об этом было запрещено даже упоминать. Но тем не менее, в «голосах» — это могло быть и было, конечно. Но как только пришел к власти Михаил Сергеевич Горбачев, как только была введена политика гласности, как только советские СМИ стали говорить обо всем... вы знаете, перестали глушить, а народ перестал слушать «голоса». Зачем слушать чужих, когда есть свои, которые говорят понятно и говорят то, что есть. Продолжение⬇️⬇️⬇️

Публикация от Познер Online (@pozneronline)

В России аудитория СМИ, которые могут получить статус «иностранного агента», в процентном соотношении отнюдь не столь велика. Главные задачи, которые ставят перед собой вещатели, отнюдь не в числе реципиентов, а в участии в формировании всеобъемлющей информационной повестки, считают эксперты. Поэтому важно не пресечение потоков, а их маркировка.

«Это все не любит света, когда прожектор направляешь — все демоны и ведьмы начинают разбегаться в стороны. Тут даже не обязательны какие-то полицейские меры и не нужны полицейские меры. Просто людям надо рассказывать, что происходит на самом деле, потому что на нашей стороне — правда»

Андрей Климов, председатель временной комиссии по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ Совета Федерации

Итак, главная задача — обозначить и высветить. Иных целей пока не ставится. Могут ли быть предприняты дополнительные меры по фильтрации медиа-рынка? Возможно. Потому что противостояние не ограничивается официальными препонами и рогатками. Twitter уже прекратил сотрудничество и кооперацию с RT на рекламном поле — а это бизнес. Google намерен и вовсе ввести так называемое «ранжирование» новостей, приходящих по российским источникам, прежде всего, от RT и Sputnik. Один из топ-менеджеров системы, Эрик Шмидт, (Eric Schmidt, Председатель совета директоров компании Alphabet) объявил об этом недавно на конференции по безопасности в Галифаксе. Что значит «ранжирование» — попросту искусственное исключение «токсичных» (по мнению владельцев ресурса) новостей из топа в поисковике. Это заявление Шмидт сделал как представитель Google, однако, наблюдатели приводят и еще одну его должность. В прошлом году, по данным Reuters, миллиардер был назначен на пост главы Консультативного Совета по оборонным инновациям Пентагона (Defense Innovation Advisory Board, DIAB). Такой орган, по мнению Шмидта «может помочь американским военным сократить явное отставание от технологической индустрии», в частности, будут внедрены и усовершенствованы новые мобильные и «облачные» приложения, системы фильтрации и обмена данными. Видимо, «ранжирование» из этого же оборота. И внедрение этого метода уже вызвало комментарии, причем, на официальном уровне.

«Посмотрим, насколько дискриминационной эта мера будет по фактическому воплощению. Свою озабоченность Google мы выразим уже сегодня, попросим нам, как регулятору РФ, разъяснить, что дословно значит термин „ранжирование“. Направим официальное заявление руководителя — у нас с ними есть каналы взаимодействия, как и со всеми другими международными компаниями. Получим ответ и поймем, что дальше делать»

Александр Жаров, глава федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Это мнение официальное, а главный редактор RT, Маргарита Симоньян, просто предложила Шмидту воспользоваться его же «поисковиком» и «погуглить» синонимы к так называемому «ранжированию» — она уверена, что в первых строках появится термин «цензура». О пресловутой цензуре на новостном поле говорят все чаще и чаще. Причем, обвинения в ущемлении информации озвучивают практически все игроки. Как будут работать новые российские правила регулирования, а точнее, обозначения на рынке? Сенатор Андрей Клишас считает, что никаких ограничительных мер документ не предполагает, не вводит он и запрет или ограничения по финансированию изданий. Тем не менее, ситуацию с работой поправок в реальном поле будут отслеживать постоянно и выводы должны делаться гласно и открыто, резюмировала Валентина Матвиенко.

Что все-таки изменится для рядового потребителя новостей? Ровным счетом ничего. Свобода информационного поля, как бы к ней не относиться, стала настолько самодостаточным инструментом, что вполне способна защитить самое себя. Еще тридцать лет назад, в досетевую эпоху, можно было говорить об эффективности тех или иных барьеров и средств, но и тогда пресловутые «глушилки» доказали свою бессмысленность. Сегодня выбор информации стал в разы доступнее, вопрос для каждого ее пользователя в ином, прежде всего, в качестве продукта. Тем же, кто опасается или, наоборот, задумывается о цензуре пятьдесят лет назад классик кино Феллини отвечал просто и емко — «Беспокоиться не надо, цензура — это отличная реклама за государственный счет».

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Похожие новости: