ТЕСТ
12:45 - 13:00
Гербы России
Далее
в эфире
13:00 – 13:05
Новости
13:05 – 13:15
Региональная пресса. Выпуск №269
13:15 – 13:45
Карамзин. Проверка временем. Серия № 1. Что такое Русь?
13:45 – 14:00
Отражение событий 1917 года. Выпуск №1. Василий Шульгин. Воспоминания
14:00 – 14:05
Новости
14:05 – 14:15
«Парламентская газета». Обзор номера от 21 сентября 2018 года
14:15 – 14:30
Наша марка. Калининградский зоопарк
14:30 – 14:55
Документальный фильм
14:55 – 15:00
Региональная пресса. Выпуск №269
15:00 – 16:00
Открытый диалог с участием министра энергетики РФ А. Новака на тему "Об особенностях эксплуатирования топливно-энергетического комплекса в субъектах РФ". Прямая трансляция
16:00 – 16:10
Новости
16:10 – 16:15
«Парламентская газета». Обзор номера от 21 сентября 2018 года
16:15 – 16:25
Ольга Попко. II Евразийский женский форум: Беларусь и диалог со всем миром
16:25 – 16:55
Крупным планом. Развитие регионального туризма
16:55 – 17:00
Региональная пресса. Выпуск №269
17:00 – 17:10
Новости
17:10 – 17:15
Обзор «Российской газеты». Выпуск № 212
17:15 – 17:25
Инна Святенко. Второй Евразийском женском форум
17:25
Дни регионов

Новости

АНАЛИТИКА: Уходим, но не прощаемся. Сирийский конфликт – новые вызовы и решения

Относится к теме: Сирийский конфликт
19:12 14 Декабря 2017
Фото: Авиабаза Хмеймим  ©Пресс-служба Президента России
Фото: Авиабаза Хмеймим ©Пресс-служба Президента России

«Бери шинель, пошли домой!» — все так и не так, как у Булата Окуджавы. Вместо шинели — форма песочного, пустынного цвета и Су, МиГи, Ту, прочая техника из 21-го века. Да и с войной счеты далеко не покончены. Приказ о выводе бо́льшей части российского контингента из Сирии отдает лично Верховный Главнокомандующий, и Владимир Путин предупреждает сразу — вывод войск не означает того, что Россия оставляет без внимания этот регион, закончилась лишь активная фаза открытого противостояния с терроризмом. Но если возникнут рецидивы — ответ не только возможен, но и жестко гарантирован.

«Сирия сохранена как суверенное независимое государство. В свои дома возвращаются беженцы. Созданы условия для политического урегулирования под эгидой Организации Объединённых Наций. В соответствии с международными соглашениями в Сирии продолжает работать Российский центр по примирению враждующих сторон. Здесь созданы и на постоянной основе будут действовать два пункта базирования: в Тартусе и Хмеймиме. И если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесём им такие удары, которых они пока и не видели»

Владимир Путин, 11 декабря 2017 г., авиабаза Хмеймим, Сирия

Два года российские военные воевали, помогали, консультировали. За их действиями следили пристально — эксперты отмечают, что на сирийском театре были задействованы практически все армейские службы МО РФ, рода войск, большинство видов современных обычных вооружений и техники. Для иллюстрации показателен подробный обзор в китайском издании «Цанькао Сяоси», газете, издаваемой официальном агентство КНР «Синьхуа». В статье анализируются данные по всем ресурсам, которые направила Россия в Сирию — вот, к примеру, данные по результативности самой востребованной силы — ВКС.

Владимир Путин, Башар Асад и Сергей Шойгу на авиабазе Хмеймим
Фото: Владимир Путин, Башар Асад и Сергей Шойгу на авиабазе Хмеймим ©Пресс-служба Президента России

«По состоянию на апрель 2017 года более 84% российских лётчиков ВВС приняли участие в военных операциях в Сирии. Российская авиация приняла участие в более 23 тысячах сражений, осуществив около 77 тысяч наступательных действий, совместно с другими участниками было разрушено примерно 725 учебных лагерей противника, 405 заводов по производству боеприпасов и 1500 единиц военной техники, было убито 35 тысяч противников, среди которых 204 носили звание командира»

Фрагмент статьи «Сколько Путин вложил в Сирию? Данные удивят вас», Цанькао сяоси, Китай

Это лишь один штрих к победе, причем, к победе военной. Сражения на политическом фронте — впереди. Блиц-турне Владимира Путина началось на сирийской базе Хмеймим, затем — Каир и финальная точка — в Анкаре. И в Сирии, и в Египте, и в Турции — переговоры о будущем мире в самой пока «горячей точке» Ближнего Востока. С Башаром Асадом — вновь обсуждалась концепция Конгресса народов Сирии, как гаранта необратимости мирного процесса. Его проведение согласовано и в ходе трехстороннего сочинского саммита «большой региональной тройки» (Россия, Турция, Иран). Прежние договоренности подтверждены в последних переговорах с Реджепом Эрдоганом. За работу над совместной «дорожной картой» Президента Турции Владимир Путин поблагодарил особо.

«В частности, ведём совместную работу по подготовке и проведению в начале следующего года Конгресса сирийского национального диалога. Планируется, что его участники рассмотрят такие значимые для всего сирийского народа вопросы, как параметры будущего государственного устройства, принятие конституции, проведение на её основе выборов под контролем Организации Объединённых Наций. Не открою никакой тайны, если скажу, что сегодня в ходе своей поездки в Сирию я подробно говорил об этом с Президентом Асадом. Исходим из того, что по итогам Конгресса удастся активизировать усилия по сирийскому урегулированию и в рамках женевских переговоров. Как страны — гаранты астанинского процесса продолжаем работать над укреплением режима прекращения боевых действий, обеспечением устойчивого функционирования зон деэскалации, повышением доверия между сторонами конфликта.Договорились продолжать плотную координацию в контексте подготовки к восьмой международной встрече по Сирии в Астане, которая намечена на конец декабря этого года. Хочу отметить весьма позитивный вклад Турецкой Республики и Президента Эрдогана в работу по примирению сторон»

Владимир Путин, 11 декабря 2017 г., Анкара, Турция

О том, как проходила военная фаза операции, как осуществлялась руководство ею, ежедневная «настройка» и координация — участники, военные, политики признаются только сегодня. Скупо, без конкретики, что и понятно. Однако, и по самым скромным подробностям становится понятно — какое значение ей придавалось.

«Я, как член Совета безопасности, никогда об этом не говорила. Сейчас могу сказать. Объективно — всей этой подготовкой, этой операцией руководил лично верховный главнокомандующий Владимир Владимирович Путин. И у него хватало сил и на руководство действиями наших военных в Сирии, и на процесс политического урегулирования. Искренне скажу, что это большая личная и его победа, и большой личный его успех»

Валентина Матвиенко, Председатель Совета Федерации, 13 декабря 2017 г.

Работа в таком «ручном» и филигранном режиме, скорее всего, будет продолжена. Сочинский и астанинский процессы должны идти не врозь и не параллельными курсами с женевской переговорной площадкой, а вместе — только тогда может быть достигнут определенный синергетический эффект. Председатель сенатского Комитета по международным делам Константин Косачёв считает это необходимым фактором не только урегулирования, но и долгосрочной стабилизации положения в Сирии. Конгресс сирийских народов может, вообще, стать прообразом будущего Конституционного собрания арабской республики. Об этом сенатор заявил во время общения с Хайдаром Хайд, послом Ирака — еще одного регионального «интересанта».

«С интересом следим за переговорами в Женеве. Рассчитываем, что в результате усилий ООН или по другим параллельным трекам удастся провести конгресс народов Сирии в РФ, в Сочи, который мог бы стать прообразом Конституционного собрания со всеми последующими шагами по реализации известных решений СБ ООН по политическому урегулированию в Сирии»

Константин Косачев, председатель комитета Совета Федерации по международным делам 

Еще один значимый игрок в регионе — США — пытается если не перехватить, то, хотя бы, не упустить инициативу. Президент Трамп заявляет об определяющей роли своей коалиции в победе над терроризмом и его отрядами. Пресс-секретарь российского Президента, Дмитрий Песков, по этому случаю вынужден был напомнить известный афоризм — «поражение — сирота», а у победы, как известно, множество «отцов». Песков добавил, что Россия выводит значительную часть своего контингента, так как «не осталось объекта для широкомасштабных боевых операций.» Но станутся базы — авиационная в Хмеймиме и морская — в Тартусе. Более того, 13 ноября Владимир Путин внес на рассмотрение Государственной Думы проект нового соглашение с Сирией. Оно предусматривает расширение и модернизацию площадки в Тартусе. Сейчас ее классифицируют как пункт материально-технического обеспечения. Совместными усилиями уже проведены работы по углублению фарватера, теперь там можно принимать крупнотоннажные корабли. По сведениям компетентных источников, ВМФ России сможет принимать и размещать на базе до 11 серьезных надводных единиц. Соглашение — долгосрочное, на 49 лет, с правом продления. Сохранится в арабской республике и другая инфраструктура с ее боевым наполнением — как опора и поддержка самостоятельных и отмобилизованных сирийских сил.

«Мы сокращаем нашу военную группировку в САР, причем значительно. Но не выводим совсем. В Хмеймиме останется наша авиация: бомбардировщики, истребители, штурмовики, армейская авиация. Останется ПВО. Кроме того, теперь на первый план выходят инженерные войска. Россияне принимают участие в разминировании территории страны. Думаю, к этой работе подключатся и другие страны ООН. Что касается национальной армии, особая ответственность сейчас ложится на сирийских пограничников, которые должны предотвратить возможные миграции боевиков с территорий сопредельных государств, на сирийскую полицию. А также на систему ПВО: обстрелы по мнимым поводам, подобные недавних, исключать нельзя»

Виктор Бондарев, председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности 

Останется и даже, наверное, с более масштабными и долгосрочными задачами, еще одна структура — Центр по примирению сторон. Благодаря именно его переговорщикам удалось «замирить» целые провинции, сделать это без крови и потерь. Реальный посредник, за которым сила и влияние, местным «авторитетам» нужен и как сдерживающий фактор и как гарант прежних договоренностей.

«Более того, с самого начала операции Россия заявляла о том, что мы не только хотим уничтожить террористов, но и хотим создать условия для мирной жизни в Сирии. Поэтому не случайно, что в составе воюющей группировки был создан центр по примирению сторон. И мы многое сделали для того, чтобы эта мирная жизнь наступила»

Виктор Озеров, член комитета Совета Федерации по регламенту и организации парламентской деятельности 

Западные СМИ и привлекаемые ими эксперты практически безоговорочно признают — явная, военная составляющая терроризма в регионе фактически разгромлена и прекратила если не полностью свое существование, то активное сопротивление — уж точно. Причем, это касается не только ИГИЛ (запрещенной в России организации), но и многочисленных ее «дочек» и сателлитов. Хотя, именно последние, не имеющие видимого шлейфа столь нарицательной «славы», могут представлять серьезную опасность.

«Если говорить о военных формированиях, организованной военной силе, способной вести полевую войну, то эти формирования разгромлены и разбиты, они потеряли львиную долю своей техники, включая бронетанковую, артиллерию и так далее. Но ИГ, как террористическая организация, не прекратила свое существование, потому что она является международной, имеет различные ячейки сторонников в Сирии и Ираке, по всему Ближнему Востоку и в Европе, на территории СНГ и в России. Но опять же, на территории Сирии действовал не только «Даиш» [ИГИЛ — запрещенная в России организация ], сейчас продолжают действовать наследники «Джабхат ан-Нусры», «Ахрар аш-Шам», «аз-Зинки», которые особенно сильны в провинции Идлиб, на севере провинции Хама, в восточной Гуте. Но тем не менее, эти группировки все-таки не представляли такой организованной военной силы, как ИГ»

Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества»

Относительно ближайшего будущего Сирии эксперты во мнениях расходятся. Согласны в одном — успокаиваться нельзя, рано и опасно. Без внешнего, «террористического» раздражителя могут обостриться внутренние противоречия, которые отступали в сторону перед наличием более страшного и серьезного врага. Вывод Россией активной части своего контингента — своеобразный сигнал для других контрагентов по процессу. Но и полностью оставлять без внимания и «пригляда» этот самый процесс не рекомендуется.

«Россия подала хороший пример другим странам. США не заинтересованы в том, чтобы все время находиться в Сирии, но надо понимать, что оставить сейчас Сирию без иностранной поддержки нельзя. Это приведет к новому насилию, более жестокому и кровавому. Стороны начнут воевать между собой, оставшись без «ограничивающих факторов». Генералы режима говорят об этом открыто, обещают уничтожить всех своих врагов. Но пока международные силы находятся здесь, этого не произойдет. Сейчас необходимо сконцентрироваться на женевских переговорах, чтобы понять, как создать будущее правительство Сирии. Россия вывела войска, но не прекратила поддерживать Асада на политическом уровне и финансово. Его режим устойчив, и чтобы избежать войны, сейчас нужно задействовать все дипломатические возможности. Восстановление Сирии невозможно без этого. Россия может уделять больше внимания именно этому процессу»

Ричард Фрэнк, эксперт, Австралия

За новый лавровый венок, теперь уже в честь победы за «переговорным столом», схватка будет идти не менее жесткая, чем в сирийских пустынях и оазисах. К счастью, хоть менее кровавая. США уже не выдвигают требование ухода Башара Асада как непременное условие для любых переговоров. Однако это вовсе не означает, что оппозиционные силы, ориентирующиеся исключительно на Вашингтон, оставлены без поддержки и подпитки. Просто «накачивать» их будут сообразно новому раскладу, который обеспечил и пока гарантирует военный выигрыш России.

«У оппозиции сейчас слабая переговорная позиция. Выживание (президента САР Башара) Асада зависит от внешних сил. Оппозиция считает, что Асаду нет места в переговорном урегулировании сирийского вопроса. Сам Асад, Россия и Иран считают наоборот. И почему бы им так не считать? Их позиции как раз очень сильны. Поэтому объявление о выводе войск на самом деле не меняет ни одной переменной в этом уравнении»

Даниэл Брумберг, специальный советник института Мира (USIP) США

Однако сейчас ясно, что возврат в прошлое, к довоенной Сирии, к ее, во многом противоречивому, внутреннему устройству уже вряд ли возможен. Одним из непременных условий развития ситуации Россия ставит доминанту международного контроля под эгидой ООН. То есть, идет расчет на некий все еще общепризнанный мировой знаменатель. Но до того, как будет подведена черта, основные игроки должны не только сблизить свои позиции и подходы, но, хотя бы, договориться о самом факте возможности общего диалога.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Ранее по теме: