ТЕСТ
Далее
в эфире
00:45 – 01:00
Первая мировая война 1914-1918 гг. Выпуск 10
01:00 – 01:15
Новости
01:15 – 01:45
Народовластие. Выпуск 8. Казачий круг
01:45 – 02:00
Золотая серия России. Выпуск 6. Государственная политика и кино
02:00 – 02:15
Новости
02:15 – 02:25
Наша марка. Транссиб
02:25 – 02:55
Документальное кино
02:55 – 03:00
Региональная пресса. Выпуск №249
03:00 – 03:15
Новости
03:15 – 03:30
Владимир Джабаров. Россия - США: итоги встречи Президентов Путина и Трампа
03:30 – 03:45
Знакомьтесь, сенатор Акимов
03:45 – 03:50
На законных основаниях. Акцизы на бензин
03:50 – 04:00
Обзор «Российской газеты». Выпуск № 203
04:00 – 04:15
Новости
04:15 – 04:20
Андрей Кутепов. Повышение статуса многодетных семей в РФ: разработка нового законопроекта
04:20 – 04:30
Сказано в Сенате. Патриотическое воспитание молодежи
04:30 – 05:00
Ключевой вопрос. Развитие гражданского общества
05:00 – 05:15
Новости
05:15
Дмитрий Мезенцев. Инвентаризация правовых актов с целью развития регионов России

Новости

АНАЛИТИКА: Контрсанкции – мифы и реальность. Как, чем и когда ответит Россия?

15:04 28 Апреля 2018
Коллаж:
Коллаж: "Вместе-РФ"

Валютные штормы несколько поутихли, биржевые «быки» и «медведи» умерили свой азарт, а депутаты взяли почти месячный тайм-аут, чтобы сформулировать взвешенный, адекватный ответ на новый санкционный пакет, прилетевший из США. Хотя, сначала, на фоне 10% обвала рубля, паники на биржах и резкого падения курсов российских ценных бумаг, казалось, что отвечать крайне сложно и практически любой шаг может быть чреват самыми неприятными и даже жесткими последствиями.

«Конечно, можно, как Мюнхгаузен в известном фильме, с утра объявить войну Англии — отвечать-то нечем. Риторикой...Хотя, вы знаете, вариантов много. Но, я боюсь, как всегда, будет предпринят самый одиозный и самый худший. А это, скажем так, угроза. А чем мы можем угрожать?! Только можем угрожать войной, которой никому не хочется. И, я думаю, это не самый продуктивный метод»

Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, 12 апреля 2018 г.

Потом из парламентских кулуаров стала просачиваться информация о готовящихся ответных документах, основной озаглавлен так — «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств». Среди его пунктов — запрет на ввоз американских лекарств, сельскохозяйственной продукции, табака, алкоголя, ограничения на рынке труда и экспортное эмбарго стратегического российского сырья. Наибольший ажиотаж вызвал, конечно же, лекарственный вопрос. Депутаты поспешили пояснить, что под контрсанкции попадут только те заокеанские препараты, аналоги которых уже выпускаются в России. Но специалисты парируют — не все «дженерики» могут восприниматься и реально помогать больным, организм которых адаптировался к определенному типу лекарства. Кроме того, под сомнение может быть поставлено и развитие отечественной фармакологии, которая без западных инноваций замкнется сама в себе.

«Доля американских препаратов на российском рынке лекарств небольшая, в пределах 10%. Но принимать решение о запрете таких препаратов, основывая его на доле рынка — категорически неправильно. Вопрос не в том, кто сколько продал или купил. Многие такие препараты имеют статус инновационных. И зачастую им нет замены. А значит, есть риск того, что пациенты не смогут правильно лечиться. Считаю важным не допустить поддержку такого решения. Даже инициативы обсуждать эту тему я считаю вредными»

Давид Мелик-Гусейнов, глава НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы

Таможенная служба России отчитывается — в прошлом году американские фармацевтические компании поставили в нашу страну препаратов на 11 миллиардов долларов. Это примерно десятая часть всего отечественного рынка. Долю так называемых уникальных, «безаналоговых» лекарств эксперты оценивают в 95-105 позиций. Это треть всего импортного объема. А чего же могут лишиться простые аптеки и чему, якобы, есть замены? Список достаточно обширен — в нем жаропонижающие, противопростудные, обезболивающие средства, витамины. Учитывая сложившуюся ситуацию, Минздрав России даже выступил со специальным заявлением. В нем министерство констатирует, что не обладает последним словом в решении «санкционного вопроса», но приводит свою статистику.

«Хотели бы обратить внимание, что за прошедшие 6 лет (2012-2017) зарегистрировано более 2,5 тысяч отечественных лекарственных препаратов, удовлетворяющих критериям качества и безопасности. При этом их доля в общем числе зарегистрированных лекарств увеличилась с 61 % в 2012 до 84 % в 2018 году. Российская экспертиза качества лекарств сегодня является одной из наиболее эффективных в мире. Российские лаборатории аккредитованы не только в рамках российского законодательства, но также ВОЗ и Европейским директоратом по качеству — OMCL»

Из заявления министерства здравоохранения России, 20 апреля 2018 г.
Лекарства в аптеке
К серьезному обсуждению непосредственно «лекарственной» инициативы готовятся и в Совете Федерации. Профильный Комитет по социальной политике пока выдает свое негативное заключение, во всяком случае, по некоторым наиболее значимым пунктам. Вот достаточно однозначные цитаты из документа.

«Предлагаемые... меры могут повлечь за собой риски необеспечения граждан РФ необходимыми лекарственными препаратами в связи с отказом от ввоза в РФ препаратов, аналоги которых не производятся на территории России, либо значительно увеличат цены на препараты, не входящие в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Комитет обращает внимание на то, что, закрывая рынок для ввоза лекарств, в том числе незарегистрированных препаратов по жизненным показаниям конкретного пациента, подвергаются опасности его жизнь и здоровье. Комитет считает, что мера воздействия на недружественные страны, изложенная пунктом 15 статьи 2 законопроекта, является несвоевременной мерой и нуждается в дополнительном обсуждении общественными организациями и профильным министерствами, поскольку своими последствиями затрагивает широкий круг граждан Российской Федерации»

Фрагмент отзыва Комитета по социальной политике на законопроект «о запрете или ограничении ввоза в Россию лекарств, произведенных в США или других странах»

Предложения по контрсанкциям в других сферах экономики вызвали гораздо меньше шума и ажитации. Алкогольное эмбарго затронет всего около 2% отечественного рынка. Россия импортирует продукции этого сегмента на 2 миллиарда долларов в год, а на долю США из этой суммы приходится всего порядка 60 миллионов. Конечно, пострадают узкопрофильные компании и отдельные гурманы, предпочитающие «бурбон» или продукцию исключительно калифорнийских виноградников, но, в целом, на ассортименте возможные запреты не скажутся.

«Американский алкоголь потребляет сверхузкая группа населения — всего несколько процентов россиян, и никто даже не заметит этого...Доля американской продукции в объеме импорта по любому виду — вино, виски и т. д. — максимум 2-3%, поэтому запрет будет абсолютно не заметен ни для кого»

Иван Дробиз, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА»

Любые из мер, которые будут предприняты в ответ на санкции, нуждаются во взвешенном и точечном подходе. Принцип «не навреди» (самому себе, прежде всего) одинаково хорош и для политики, и для экономики. Особое внимание — к области сотрудничества (пока еще остающегося) в области высоких технологий.

Kudrin.jpg
Фото: глава «Центра стратегических разработок» Алексей Кудрин

«Мы должны очень взвешенно принимать такие решения, потому что, выступая против частного американского или европейского бизнеса, мы часто наказываем себя. Потому что сегодня Россия во многих промышленных отраслях на треть, а где-то на половину зависит от импортных комплектующих качественных. И так мир весь развивается. И такие ограничения могут зачастую ударить больше по нам... Я бы искал все-таки решение в политической плоскости. В договоренностях, во взаимных переговорах, в шагах встречных»

Алексей Кудрин, глава «Центра стратегических разработок»

В состав авторов готовящегося законопроекта включены и сенаторы — вице-спикер верхней палаты Андрей Турчак, председатели ответственных Комитетов — Константин Косачёв, Дмитрий Мезенцев, Сергей Рябухин и Валерий Рязанцев. Майские каникулы вряд ли станут для парламентариев порой для отдыха. 29 апреля Совет Федерации, раньше, чем планировалось, отправил свое заключение по «контрсанкционному пакету» в Государственную Думу. Между тем, на Охотном ряду депутаты настроены более чем серьезно. Вкупе с ответными мерами предлагается ввести и ответственность, вплоть до уголовной, за содействие запретительной политике США.

«Правильно было бы ввести меры ответственности в отношении тех, кто будет в своей деятельности на территории России руководствоваться антироссийскими решениями иностранных государств»

Вячеслав Володин, Председатель Государственной Думы

Кстати, в предложениях Совета Федерации есть и ряд серьезных поправок к инициативам нижней палаты. Так, Комитет по конституционному законодательству замечает, что меры по ограничению импорта не должны касаться медикаментов, жизненно важных для здоровья россиян, а также тех препаратов, цены на которых «адекватные».

Turchak.jpg
Фото: сенатор Андрей Турчак на заседании Совета Федерации

«Данный законопроект позволит Правительству сформировать и принять необходимые комплексные меры для ответа на антироссийские санкции со стороны США. Безусловно, ни в коем случае контрмеры не должны приводить к ухудшению условий жизни наших граждан, ограничивать доступность медицинских лекарств и других жизненно-важных товаров. Все принимаемые меры должны пройти широкое обсуждение с экспертным и бизнес сообществами»

Андрей Турчак, заместитель Председателя Совета Федерации

«Контрсанкционный пакет» депутаты ГосДумы намерены рассмотреть в первом чтении 15 мая, а за три недели до этого ВЦИОМ решил выяснить, насколько россиян тревожит эпидемия обоюдных запретов. 61% респондентов «интересуются этим вопросом». Причем, особым вниманием данный «кейс» пользуется у старшего поколения (60+). Фактически поровну разделились мнения — на пользу санкции нашему обществу или во вред оному. (30% и 28% соответственно) . И — грустные ожидания — более половины опрошенных (55%) считают, что в течение ближайшего года санкционная конфронтация только усилится. Оптимистов — до обидного мало. 14% думают, что бремя ослабнет. Но в исследовании обнаружен и главный принцип текущего момента — почти три четверти россиян никаких последствий для себя и своих семей от политики давления не видят и не чувствуют. Итог интересный и для инициаторов «санкционных боев», наверное, неожиданный.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Похожие новости: