07:00 - 07:45
«Сенат». Выпуск 13 декабря 2019 года
Далее
в эфире
07:45 – 07:50
Андрей Поздняков. Обновленный интерьер поездов «Сапсан»
07:50 – 08:00
Обзор «Российской газеты». Выпуск 12 декабря 2019 года
08:00 – 08:15
Новости Совета Федерации. Выпуск от 14 декабря 2019 года
08:15 – 08:30
Наша марка. Театр Волкова
08:30 – 09:00
Печоро-Илычский заповедник
09:00 – 09:05
«Писатели России». Ксения Драгунская. «Пробка»
09:05 – 09:10
Татарстан. 24 факта
09:10 – 09:15
Региональная пресса. Выпуск 13 декабря 2019 года
09:15 – 09:25
Елена Перминова. Кредит до 10 млн руб без гарантий: правительство поддержало малый бизнес
09:25 – 09:50
Люди РФ. Прогулки по Вятке с Антоном Касановым
09:50 – 10:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 13 декабря 2019 года
10:00 – 10:15
Новости Совета Федерации. Выпуск от 14 декабря 2019 года
10:15 – 10:30
Золотая серия России. Выпуск 12. Путевка в жизнь
10:30 – 11:00
«Связь времен. История доброй воли». Милосердие Вревской
11:00 – 11:15
Дни регионов
11:15 – 11:30
Андрей Травников. Дни региона в СФ: инфраструктурные объекты Новосибирской области
11:30 – 12:00
"С миру по нитке"
12:00 – 12:05
Новости
12:05
«Парламентская газета». Обзор номера от 13 декабря 2019 года

Газовый шлейф проблем. Уроки катастроф и будущие выводы

Коллаж: «Вместе-РФ»
Коллаж: «Вместе-РФ»

Сначала статистика – коротко и просто. Почти 45 (если точнее, 44,2) миллионов квартир России – на газовом обеспечении. В основном, газ – магистральный, но есть и баллонный, и резервуарный. Две трагедии – в Магнитогорске и в Шахтах – действительно, страшный повод поговорить о безопасности столь большой и, без преувеличения, жизнеобразующей системы. За минувший год – 13 случаев с человеческими жертвами, 62 погибших. 39 жертв принес Магнитогорск. Предновогодний кошмар страну, как будто, отрезвил и заставил задуматься. Первые решения приняты, Владимир Путин объявил о том, что страшный дом будет расселен полностью. Несмотря на доклады чиновников о его относительном «благополучии», если так можно выразиться. Прямое обращение, точнее, указание губернатору Челябинской области и федеральному правительству.

«Борис Александрович, Вы знаете, что жители города обратились ко мне с просьбой расселить весь дом. Несмотря на то, что экспертиза показывает, что жить там можно, но трагедия большая – 39 погибших, я людей понимаю, которые живут в этом месте. Ясно, что это будет стоить каких-то денег, я думаю, что свыше миллиарда – 1 миллиард 300 миллионов по предварительным подсчётам. Нужно пойти навстречу людям и дом расселить целиком, всем предоставить жильё. Сделаем это из трёх источников: Вас попрошу поддержать, попрошу федеральный бюджет, и с Магниткой поговорим, знаю, что они откликаются всегда на такие вещи. Сделайте это в самые короткие сроки. И представьте, пожалуйста, Ваши предложения по поводу того, что может быть сделано на этом месте: или новое строительство, либо парк сделать, ещё что-то, но вам виднее на месте, виднее жителям города, этого микрорайона, мэру города. Вместе с людьми посоветуйтесь и представьте предложения. Дом нужно расселить»

Владимир Путин, Москва, 16 января 2019 года

Итак, почти 70% всего российского жилого фонда в зоне «газового риска». В тех регионах, которые активно строятся – обеспокоены особенно. Ладно, старые дома, старые проблемы. Но есть ли шанс и возможность уберечь новостройки? Несколько лет назад были изменены СНиПы – раньше многоэтажки (выше 10 этажей) газифицировать было запрещено. Теперь планку подняли. Газ дешевле электричества, поэтому при выборе квартиры покупатель нередко делает свою ставку на горелку, а не на панель. Депутаты петербургского парламента даже проголосовали за обращение к профильному министру по ЖКХ Владимиру Якушеву – вернуть старые нормы или принять меры к безопасности по новым. Например, обязать застройщиков оборудовать все многоквартирные дома эффективными газоанализаторами. Пакет предложений суммируется. Во всяком случае, в Совете Федерации готовы его рассмотреть в первоочередном порядке. Валентина Матвиенко резюмирует – «ситуация очень тревожная».

«Конечно, нужен серьезный анализ на уровне государства, исполнительной, законодательной власти того, что происходит. Это, к сожалению, случается с какой-то пугающей периодичностью. Это очень тревожная ситуация. Жертвы. Конечно же, надо разбираться, что надо сделать в этой сфере. Как обезопасить. Чаще всего – это человеческий фактор»

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации

Какие меры обсуждаются сейчас? Например, оборудование всех плит системой «газ-контроль». Если пламя задуло, залило – подача газа прекращается автоматически. Это возможно в новых домах, при установке, переделать же весь существующий «плиточный парк» - вряд ли реально. Минстрой предлагает увеличить содержание одорантов – пахучей примеси в газе, чтобы при утечке запах был более заметен. Однако, другие специалисты возражают – это приведет к увеличению ложных вызовов. Поначалу, а потом обыватели привыкнут и, что называется, принюхаются. В Липецкой области местные газовики пошли дальше – советуют мэру ограничить в праве пользования газовыми плитами страдающих психическими заболеваниями, а также подумать о переводе на электрические конфорки одиноких пенсионеров. Еще одна инициатива – создание чуть ли не специальной «газовой полиции», для принудительного обследования газифицированных квартир. Не секрет, что визиты проверяющих для многих жильцов – лишние хлопоты. И им попросту не открывают дверь. В Москве сейчас идут масштабные инспекции – 35 % квартиросъемщиков не пускают инспекторов. Да и сами такие «кампанейские» проверки – зачастую, для галочки. Константин Крохин, член комитета по ЖКХ Торгово-промышленной палаты России уверяет, что подобные процедуры проходил и дом в Магнитогорске.

«Я полагаю, что в данных случаях специалисты просто поставили отметку о проведении проверки. Однако мы же не знаем, что было на самом деле. У нас нет единой государственной газовой инспекции, которая бы проверяла поставщика — то есть газоснабжающую организацию — и потребителя, то есть собственника оборудования. Сегодня в жилом секторе эти полномочия переданы жилищной инспекции, которые подходят к проверке формально. Можете посмотреть — практически в любом журнале, паспорте готовности будет отмечено галочкой, что проверка была. Однако когда вы спросите жильцов, как давно к ним приходили и проверяли, они скажут, что не видели никого по несколько лет»

Константин Крохин, член Комитета по ЖКХ Торгово-промышленной палаты РФ

Есть еще один способ отчасти профилактировать проблему – так называемое «квартирное ОСАГО», но закон об обязательном страховании имущества и ответственности за него – на думской законодательной полке. Уже несколько лет. А страховые компании, как «кровные интересанты», платить в случае ЧП им, могли бы сами наладить процесс контроля за оборудованием вверенного им имущества. Как говорят эксперты, взносы по такому полису могут быть минимальны – 350 рублей в год с собственника. Понятно, конечно, что и это – не панацея. Но вспоминается О'Генри – «если я продаю бесполезную по сути щепотку речного песка для примуса, я, как минимум, заставляю хозяйку заботиться о его состоянии». Страшно только то, что вспоминать прописные истины, зачастую заставляют только трагедии.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»


ВМЕСТЕ-РФ в Telegram

Похожие новости: