00:00 - 00:30
Новости
Далее
в эфире
00:30 – 00:45
Знакомьтесь – сенатор Важенин
00:45 – 00:50
На законных основаниях. Компенсации обманутым дольщикам
00:50 – 01:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 3 апреля 2020 года
01:00 – 01:15
Новости
01:15 – 01:25
Константин Косачев. Необузданные аппетиты США на фоне пандемии
01:25 – 02:00
Крупным планом. COVID-19: жизнь в период пандемии
02:00 – 02:15
Новости
02:15 – 02:30
Наша марка. Центр управления полетами
02:30 – 02:45
Театральное закулисье. Большой театр кукол
02:45 – 03:00
Золотая серия России. Выпуск 8. Сергей Эйзенштейн. Как я стал режиссером?
03:00 – 03:15
Новости
03:15 – 03:25
Виктор Дмитриев. COVID-19: ситуация в Нью-Йорке
03:25 – 03:50
Люди РФ. 305 детей Валерия Асикритова
03:50 – 04:00
От советского Информбюро
04:00 – 04:15
Новости
04:15 – 04:55
Историограф
04:55 – 05:00
Региональная пресса. Выпуск 8 апреля 2020 года
05:00 – 05:15
Новости
05:15
Ольга Ковитиди. Пандемия COVID-19: ситуация в Республике Крым

«Грязная» проблема России. Мусорное ведро – как извлечь из него прибыль?

«Грязная» проблема России. Мусорное ведро – как извлечь из него прибыль?

Вряд ли мама с папой осведомлены о том, что выброшенный ими детский подгузник на свалке обречен еще на 400-500 лет существования. Это один из самых долгоразлагающихся предметов современного человеческого обихода. Дольше природа абсорбирует только стекло – цикл разложения почти тысяча лет, пластиковые пакеты исчезают за 200, плевок жевательной резинки – за 30. Вот такие цифры. Россияне к своему мусору относятся крайне небрежно. Раздельный сбор – все еще экзотика и расценивается многими как причуда «продвинутых» экологов.

Между тем, каждый из нас за год вываливает на свалку от 400 до 500 килограммов мусора. Есть даже подсчеты этого годового «мусорного ведра» – 27% в нем отходы органические (пищевые), 22% - бумага, 15% - пластик, 9% - стекло. За прошлый год всего этого шлака по стране набралось до 70 млн тонн, а общие объемы приблизились к 43 миллиардам (!) тонн. Площадь свалок достигла пяти миллионов гектаров. Проблема настолько на слуху и «на глазах», что один из первых вопросов Владимиру Путину на пресс-конференции был именно о мусоре.

«Такой отрасли, как переработка бытовых отходов, в Советском Союзе и в новой России никогда не было, мы создаём её с нуля. И здесь, конечно, основные решения в целом приняты: создан федеральный оператор, созданы 200 с лишним региональных операторов, принята схема территориального планирования по решению этого вопроса.
Но чего, мне кажется, не хватает – точно совершенно не хватает прямого общения с гражданами. Нужно им показывать, что будет, как будет развиваться, где будет перерабатываться и где будут захораниваться пока эти отходы.
И конечно, мы должны точно совершенно избавиться от всяких серых схем и криминала. Здесь нужно наводить элементарный порядок»

Владимир Путин, 19 декабря 2019 г.

Итак, «мусорная реформа» стартовала. Для многих её начало – это новые строчки в платежных квитанциях. Изменится ли сам подход к проблеме? Вот в чем вопрос. В прошлом году сортировке и, соответственно, качественной переработке подвергалось всего 7% отходов, в 2019 возможно выйти на показатель в 12%, а через четыре года, вообще, на 60%. Планы достаточно амбициозные, но без утилизации не обойтись. Нужны мусоросжигающие заводы, а именно их строительство вызывает ожесточенные споры.

«Сжигать будут не весь мусор, а то, что останется после сортировки, переработки, чтобы не везти это на полигоны и организовывать эти свалки бесконечные, от которых надо отказаться. У нас задача, чтобы уйти от полигонов, чтобы в землю не попадало ни одного полиэтиленового пакета»

Рашид Исмаилов, председатель общественной организации «Российское экологическое общество»

Пока реформа не затронет крупнейшие мегаполисы и самые проблемные узлы – Москву и Петербург. Нужно подготовить всю инфраструктуру, в том числе и на соседних территориях. В Московской области к новациям приступили – до 2021 года здесь будут работать 12 новых КПО (комплекс по переработке отходов). Это позволит закрыть 28 из 39 крупных свалок, которые чиновники вежливо именуют «полигонами». Но и самим жителям не помешает добавить в свои повседневные заботы толику сознательности.

«Было много скептиков, которые утверждали, что наши люди не захотят разделять мусор. Но сейчас мы видим: эти опасения были беспочвенны. Жители активно поддержали реформу и даже просят нас о дополнительных контейнерах для сырья на переработку. Сейчас мы переводим коттеджные поселки на раздельный сбор отходов. Отлаживается логистика, для этого региональные операторы должны инвестировать в новые машины, в контейнеры и прочую инфраструктуру, оборудование. Мы же создаем сейчас совершенно новую отрасль хозяйства. Но уже произошел заметный перелом в сознании жителей и хозяйственников, и это очень важно»

Андрей Воробьев, губернатор Московской области
Фото: мусороперерабатывающий завод «КомЭк», Тамбов
Фото: мусороперерабатывающий завод «КомЭк», Тамбов

Проблемой мусора теперь занимается и «Ростех» (между прочим, оборонная корпорация). Именно ее специалисты должны поставить «в линейку» первые современные мусороперерабатывающие заводы. Без них не обойтись в полном цикле утилизации. Это давно уже поняли в Европе, а в Японии не боятся строительства подобных комбинатов даже в городской черте. Только экологическая защита и контроль должны быть на уровне.

«Уверен, уходят в прошлое еще недавние споры – что строить прежде всего: мусороперерабатывающие или мусоросжигающие заводы? Конечно, хотелось бы чтобы весь мусор перерабатывался полностью, а не сжигался. Но в мире пока никто ничего другого не придумал и это вопрос времени. В других странах мира, десятилетиями занимающиеся этой проблемой, максимальный уровень переработки не превышает 50%, остальное – т. н. «хвосты» — сжигаются или закапываются. В Европе, где уже давно нет лишних площадей, все это сжигается, закопать нельзя даже 1 кг мусора. Что касается критиков сжигания мусора, то среди них, как считает Сергей Чемезов, большинство — просто некомпетентные люди, а остальные – лица, экономически прямо заинтересованные в сохранении неконтролируемых свалок»

Максим Кавджарадзе, заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Совета Федерации

Если уж говорить о европейском опыте, то там давно научились извлекать прибыль из мусорного ведра. Рынок переработки отходов в Германии – 70 миллиардов евро, 250 тысяч рабочих мест. По подсчетам экспертов, Россия из-за отсутствия «мусорной инфраструктуры» ежегодно теряет почти 233 миллиарда рублей. Причем, это прямые потери, они не учитывают экологический ущерб, затраты на рекультивацию полигонов и другие масштабные расходы. Просто 233 миллиарда мы выкидываем в помойку. Но при этом продолжаем «болеть» за экологию – вот данные одного из последних опросов «Левада-Центра». Социологи интересовались оценками россиян итогов уходящего года и среди прочих задавали вопросы о состоянии окружающей среды. 49% респондентов ответили, что ситуация ухудшилась, лишь 12% заметили позитивные тенденции. Наверное, обе эти неравнодушные фокус-группы и есть целевая аудитория реформы. Ее даже не хочется называть «мусорной» – сама статистика против этого.

Семь литровых пластиковых бутылок, к примеру, материал для производства одной новой футболки. Газеты, конечно, сейчас теряют популярность, но один килограмм этой бумаги дает 10 рулонов бумаги туалетной, такова проза жизни. А 400 жестяных баночек – это материал для производства полноценного велосипеда. Вот такая арифметика, лишь бы ею грамотно научиться пользоваться.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»


Вместе-РФ в Яндекс.Новости

Похожие новости: