07:15 - 08:00
Лекция РФ. Ольга Барховец. Москва 1917. Взгляд с Ваганьковского холма
Далее
в эфире
08:00 – 08:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 14 декабря 2019 года
08:10 – 08:30
Документальный фильм. Химия искусства
08:30 – 08:55
Документальный фильм. Легенды земли Кузнецкой
08:55 – 09:10
Документальный фильм. Томское время
09:10 – 09:40
Документальный фильм
09:40 – 09:55
Культурная среда. ТЮЗ
09:55 – 10:00
Региональная пресса. Выпуск 11 декабря 2019 года
10:00 – 10:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 14 декабря 2019 года
10:10 – 10:25
Документальный фильм
10:25 – 10:50
Сделано в Челябинске
10:50 – 11:00
Владимир Лаптев. Дни региона в СФ: инфраструктурные объекты Новосибирской области
11:00 – 11:50
Сенат
11:50 – 12:00
Владимир Джабаров. Россия – Украина: встреча в нормандском формате
12:00 – 12:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 14 декабря 2019 года
12:10 – 12:40
Люди РФ. Броневая сталь Андрея Завьялова
12:40 – 13:00
Новости РЖД
13:00 – 13:15
Наша марка. Тульское оружие
13:15 – 14:00
Константин Косачев. Международное межпарламентское сотрудничество
14:00
Новости Совета Федерации. Выпуск от 14 декабря 2019 года

Лекарство от "синдрома Соколова". Домашнее насилие – эпидемия или пугающая норма?

Коллаж: «Вместе-РФ»
Коллаж: «Вместе-РФ»

Эпидемия семейного насилия – это нагнетаемый миф или жестокая реальность современного общества? Оно еще не отошло от шока петербургского убийства. Историк наполеоновской эпохи Олег Соколов хладнокровно расстрелял свою молодую сожительницу, спрятал труп, принимал после этого гостей, затем расчленил тело и попытался избавиться от его фрагментов. Шок, ужас и отвращение. Казалось бы, что может быть страшнее? Из Крыма пришло известие ужаснее. Отчим признался в убийстве 5-летней падчерицы, уже показал оперативникам канаву, в которой «прикопал» труп. Крымское село Кропоткино, столичный Санкт-Петербург, разные семьи, как сказали бы раньше, разные «социальные пласты». Едино одно – везде полное небрежение к человеческой жизни и, как ни кощунственно это звучит, не просто к жизни постороннего, а близкого человека, члена семьи. Это новое поветрие века или просто проблему насилия и ее самых страшных форм просто перестали замалчивать, и о ней стало модно говорить?

Олег Соколов в зале суда.jpg
Фото: Олег Соколов в зале суда

Если вернуться к бывшему петербургскому доценту Соколову. Он попросил в камеру очки, без них не может работать над очередной монографией о наполеоновской Франции. Наверное, ученый хорошо знаком и со знаменитым Кодексом своего кумира – Наполеона. В том числе, и с «семейным» его разделом. Два века прошло – что-то изменилось в обществе и его сознании? Посмотрим статью 213 «муж обязан оказывать покровительство жене, жена – послушание мужу». Следующая – 214-ая лишает супругу свободы передвижения, она всегда должна сопровождать мужа в его вояжах, «если того он пожелает». Далее есть пункты и о причинах для развода – для мужчины это факт «прелюбодеяния жены», для женщины – только если супруг «держал сожительницу в общем доме». Так ушло ли современное общество от этих и подобных установок?

Самая приблизительная статистика – воплощение подобного нарратива приносит России 14 тысяч жертв ежегодно. Это только зафиксированные случаи жестоких семейных конфликтов, где есть жертвы и пострадавшие. Внутрисемейная преступность носит же, в основном, скрытый характер. После петербургской трагедии на базе университета срочно создали специальный Центр по изучению проблем домашнего насилия. Его руководитель Владислав Щепельков тут же обозначил проблематику, естественно, на базе резонансного убийства.

«Трагическая гибель Анастасии Ещенко вызвала шок среди универсантов. В последние дни эта тема широко обсуждается в средствах массовой информации, дается много комментариев на новостных лентах. Возмущение вызывает тот факт, что некоторые спикеры, а также пользователи социальных сетей позволяют себе недопустимые комментарии в адрес погибшей. Именно такая реакция общества заставляет молчать жертв домашнего насилия»

Владислав Щепельков, профессор кафедры уголовного права СПбГУ

Но некоторой натяжкой будет заявление, что создание исследовательского центра стало сиюминутной реакцией на трагедию. Еще в сентябре в Государственной Думе проходили парламентские слушания по теме семейного насилия. Там тоже выступал Владислав Щепельков – показательная цитата из доклада двухмесячной давности. Она как раз и сообщает и о масштабах, и о глубине проблемы. «Если за 100% принять тех, кто обратился в правоохранительные органы, заявление регистрируется только в 56% случаев, остальные теряются на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления». Не так давно парламентарии «декриминализировали» внутрисемейные конфликты. Теперь на самом высоком уровне к проблеме обещают вернуться. К 1 декабря готовят поправки. Причем, обещают к проблеме подойти с максимальной деликатностью.

«В обществе далеко неоднозначно воспринимается эта тема… Есть другая точка зрения, которая также активно педалируется. Что очень опасно допустить избыточное вмешательство в дела семьи. И такая точка зрения тоже имеет право на жизнь. Мы при подготовке закона должны сделать так, чтобы консолидировать мнение общества, создать такие законопроекты, к которым бы с пониманием отнеслось общество, чтобы они не разделяли граждан, а наоборот - объединяли. Поэтому мы будем стараться найти такой баланс, который бы не допускал избыточного вмешательства в дела семьи и в то же время нашел эффективные меры борьбы с этим злом и профилактики этого зла»

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации

Обсуждение новых законодательных проектов проходило и до последних резонансных случаев. Такое впечатление, что теплая осень сорвала крышку давно кипящего котла. Да, в крупных городах существуют и давно работают кризисные центры, создаются приюты или, скорее, убежища для тех, кто устал терпеть побои и издевательства. Но в целом это проблему не решает. Даже доказанный факт издевательств не поможет супругам, к примеру, разъехаться. Попросту зачастую это невозможно.

сотрудники Центра по предотвращению насилия «АННА».jpg
Фото: сотрудники Центра по предотвращению насилия «АННА»

«Эта тема понятная и правильная, но стоит вопрос администрирования, насколько грамотно смогут оказать помощь, когда люди живут в одной квартире и у них нет возможности разъехаться. Как осуществлять охранные нормы, если каждое утро они встречаются на кухне, в коридоре и ограничить их общение нельзя?»

Инна Святенко, первый заместитель председателя Комитета по социальной политике Совета Федерации

Внутрисемейное насилие, к ужасу своему, имеет множество аспектов. Страшно, когда унижают женщину, совершенно нетерпимо такое же отношение с старикам-родителям, наконец, к детям. Ювенальная юстиция, ее проблемы – вопрос дискуссионный. Должно ли общество иметь право на серьезные вмешательства в дела и проблемы своей ячейки – семьи? Московский эпизод последних дней, наверное, дает положительный ответ. Приемная мать лупит детей бутылками. Повод – съеденная лишняя конфета, косой взгляд, а иногда и повода не нужно. Видео этих пыток предоставила старшая девушка, которая из такой «семьи» сбежать успела.

«И кастрюли в меня летали, и пепельницы. За что? Да за что-нибудь. Она разбивала детям лица. Вот, лампа настольная, взяла Свете как дала — и Света вся в кровище. Она брала руку, клала на стол, говорит: вот я тебе сейчас отрежу пальцы, и дети очень боялись»

Анна Королева, пострадавшая от насилия в семье

Опять же, многие могут заметить, что это частный и единичный случай. Но на крики за стеной не реагируют соседи, не выезжают полицейские – общество или общественность берется осуждать или рассуждать, когда дело доходит до настоящей трагедии. Как это было в Петербурге, в Крыму, в Москве. Наверное, нужны не только законодательные, но и некие нравственные подпорки. А их найти все сложнее. В октябре ВЦИОМ провел опрос об уровне личного стресса у россиян. 8% респондентов признались, что испытывают таковой «постоянно», 17% - часто, 35% - «иногда». Цифры тревожные, именно за ними и кроются трагедии, которые сегодня выплескиваются с пугающей периодичностью.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»


ВМЕСТЕ-РФ в Telegram

Похожие новости: