22:50 - 00:00
Документальный фильм
Далее
в эфире
00:00 – 00:35
Новости Совета Федерации. Выпуск от 12 октября 2019 года
00:35 – 00:50
Знакомьтесь - сенатор Фомин
00:50 – 01:00
На законных основаниях. Закон о приостановлении ДРСМД
01:00 – 01:05
«Писатели России». Александр Вампилов. «Утиная охота»
01:05 – 01:10
«Парламентская газета». Обзор номера от 11 октября 2019 года
01:10 – 01:15
д/ф "Татарстан. 24 факта"
01:15 – 01:55
Время эксперта. Николай Рыжков
01:55 – 02:00
Региональная пресса. Выпуск 9 октября 2019 года
02:00 – 02:15
Новости Совета Федерации. Выпуск от 12 октября 2019 года
02:15 – 02:30
Наша марка. Русское чаепитие
02:30 – 03:00
проект "Сыны России"
03:00 – 03:10
«Писатели России». Михаил Булгаков. «Зойкина квартира»
03:10 – 03:15
Обзор «Российской газеты». Выпуск 9 октября 2019 года
03:15 – 03:20
Лилия Гумерова. Защита национальных и региональных брендов
03:20 – 03:25
Мой регион. Калининградская область
03:25 – 03:55
Люди РФ. Владимир Мунгалов. Краевед по наследству
03:55 – 04:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 11 октября 2019 года
04:00 – 04:15
Новости Совета Федерации. Выпуск от 12 октября 2019 года
04:15
Десять месяцев, которые потрясли мир. Восьмая серия. "Война дворцам!"

«Формула любви от Штайнмайера». Насильно мил не будешь?

«Формула любви от Штайнмайера». Насильно мил не будешь?

Первого октября в Минске подписали документ из долгого «дипломатического ящика». Три года так называемая «формула» тогдашнего министра иностранных дел ФРГ Франк-Вальтера Штайнмайера по урегулированию донбасского кризиса безрезультатно лежала на переговорных столах. И вот – прорыв. Во всяком случае, так характеризуют событие все подписанты. Что же это за современная «формула любви»?

Всего лишь синхронизация двух процессов - вступления в силу об особом статусе для мятежных территорий и проведения там выборов, прозрачность которых должна завизировать ОБСЕ. Подписи на разных страницах документа поставили и представитель Украины, и делегаты непризнанных республик. Этот шаг оценили в мире. Донбасский кризис – это ведь не только обстрелы и жертвы с обеих сторон. Это катализатор практически всех внутренних украинских проблем. Не случайно Владимир Путин искренне посочувствовал своему молодому коллеге.

«Я даже не знаю, что там осталось (на Украине). Судостроения нет, авиации нет, ракетостроение практически закончило свое существование... все. Это тяжелое наследие. И, конечно, Зеленскому предстоит многое решить. Но, прежде всего, ему надо решить вопрос, как будут развиваться отношения Украины с Донбассом»

Владимир Путин, Президент РФ
Президент России Владимир Путин Фото: Президент России Владимир Путин

В Киеве кто-то воспринял первый серьезный шаг к урегулированию как капитуляцию. Заговорили о «третьем майдане». Митинги протеста (пока по сто-двести человек) проходят не только в столице, но и во Львове, Харькове, Днепре и Запорожье. Отмашка дана из Рады, где перешедшие в стан оппозиции бывшие лидеры увидели отличный повод для раскачки ситуации. Один из них, экс-президент Петр Порошенко, видимо, забыл, что его подпись стоит под Минскими соглашениями, а «формула Штайнмайера», по сути, является лишь «дорожной картой» по их исполнению. Заколебался и сам Владимир Зеленский. Безусловно, без его согласия и одобрения «октябрьский переговорный прорыв» был бы невозможен. Но, нужно утешать и другую сторону – так называемый «синдром актера» – пытаться понравиться всем зрителям без исключения. На сцене это иногда срабатывает, в политике – далеко не всегда. Первый брифинг президента Украины, первые слова.

«Мы ответили на письмо господина Сайдика, что согласовываем текст формулы Штайнмайера. Она должна быть имплиментована в новый закон об особом статусе (Донбасса), которого еще нет. Парламент подготовит новый закон о статусе Донбасса. Новый закон будет содержать положения формулы Штайнмайера. В этом новом законе не будет перешагнута ни одна красная линия. Именно поэтому нет и никогда не будет никакой капитуляции»

Владимир Зеленский, президент Украины 

В России на подобные оговорки и реверансы попытались внимания не обращать. Само согласие на разведение боевых частей (это предусматривает соглашение) означает прекращение обстрелов, провокаций и прочих следствий конфликта. До 7 октября как минимум в трех пунктах «развод» должен быть произведен, и это станет первой проверкой реальности новых договоренностей. Причем, самое главное, чтобы не было допущены последующие интерпретации подписанных документов. Валентина Матвиенко, к примеру, на такую возможность, а, скорее, опасность обратила особое внимание.

«Я считаю, что подписание Киевом, ДНР и ЛНР «формулы Штайнмайера» — позитивный, безусловно, шаг. Единственное, я боюсь, чтобы как бы не стали интерпретировать то, что надо делать. В этой «формуле» все четко прописано, пошагово»

Валентина Матвиенко, Председатель Совета Федерации 

Примерно такой же позиции, по старой русской поговорке – «худой мир лучше доброй ссоры», придерживается и глава сенатского Комитета по международным делам. Константин Косачёв уверен, что признание Украиной предложенной «дорожной карты» – шаг именно к миру, а по его достижению можно заняться и устранением противоречий, но уже без орудийных залпов и автоматных очередей.

«Это, вне всякого сомнения, победа здравого смысла и это общий успех. Но прежде всего тех, кто ждёт разрешения конфликта, жителей Юго-Востока, для которых эта формула вырабатывалась, и для которых она рано или поздно сработает. И пытаться делить этот успех на «наш» и «не наш» - значит, опять вольно или невольно провоцировать срыв налаживающегося процесса»

Константин Косачев, председатель комитета Совета Федерации по международным делам 

«Срыв процесса» возможен и при другом раскладе. Если украинские элиты, которые, вроде бы, и приняли принципиальное решение, убоятся самой радикальной, хотя, и малочисленной части своего общества. Так бывало уже неоднократно. И, к сожалению, повтор варианта «отката» возможен и сегодня. Не случайно наблюдатели обращают на словесную эквилибристику Киева.

«Глава внешнеполитического комитета Рады заявил: Киев не подписал «формулу Штайнмайера». Кучма лишь сообщил, что Украину «устраивают формулировки», согласованные советниками глав «четверки». Остается понять: это все же согласие с формулой или же она подписана Киевом бесцветными чернилами»

Алексей Пушков, член комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству
 Сенатор Алексей Пушков Фото: Сенатор Алексей Пушков

Именно в контексте такого поведения и интепретаций можно воспринимать украинские заявления о том, что апробация «формулы Штайнмайера» нужна, прежде всего, для проведения столь желаемой Киевом встречи в «нормандском формате» на высшем уровне. Предварительные согласования о саммите, действительно, достигнуты. Высоких переговорщиков готов принять Париж.

Но не следуют забывать, что в Европе цену слова (во всяком случае, чужого) прекрасно знают. И вряд ли Макрон и Меркель позволят Зеленскому, что называется, «отыграть назад». Тем более, характеристики, которыми наградил президент Украины своих европейских коллег в приснопамятном разговоре с Трампом, до сих пор у всех на слуху.

«Если Зеленский начнет саботировать реализацию соглашения, то на этот случай предусмотрены шаги, которые быстро отрезвят Киев. Зеленский попытается «продать» украинскому обществу эту сделку как «мир в обмен на реформы и ускоренное экономическое развитие». Отчасти это справедливо, но и российский бизнес усилит влияние на украинскую экономику.  Россия получит смягчение санкций и возможность решающим образом влиять на внешнеполитический курс Украины через «встроенный предохранитель — Донбасс»

Валерий Соловей, политолог

Кстати, ни Россия, ни «большая Европа» не увязывают вопрос и проблемы санкций с урегулированием на Донбассе. Такое впечатление, что санкции – это данность, к которой все привыкли и притерпелись. Зато, ощутимый и видимый прорыв в ликвидации одного из самых кровавых конфликтов XXI века на европейской территории – это приятная реальность для многих.

«Что касается Украины, то мы достигли прогресса, но еще много дальнейших шагов последует. Это то, что можно сейчас сказать, а не то, что мы уже можем снимать санкции»

Ангела Меркель, Федеральный канцлер ФРГ 

И все же, реакция мировой политики на «минский прорыв» – сдержанно-оптимистичная. Правда, министр иностранных дел России обратил внимание на некий протокольный казус – подписи участников контактной группы стоят на разных листах. Сергей Лавров даже придумал новый термин для обозначения этой истории – «протокольно-косметическая».

«Все участники контактной группы подписали формулу, правда, сделали это на раздельных листах бумаги. Очевидно, кто-то считает ниже своего достоинства ставить подпись рядом с подписями других участников. Надеюсь, это чисто такая протокольно-косметическая история. Вернее, я так надеялся. Последующая реакция в Киеве меня насторожила»

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ 
глава российского МИД Сергей Лавров Фото: глава российского МИД Сергей Лавров

В ближайшее время в Киеве вокруг «формулы Штайнмайера» явно будет сломано еще не мало копий. Большинство Зеленского в Раде не так однородно и единодушно. Но, самое главное, даже первый шаг дает возможность к некоему переговорному прорыву, которого не было почти пять лет. Почти «поколенческий» срок, за это время в Донбассе уже подросли дети, для которых взрывы и выстрелы – рутина и привычка. Так, может быть, через год в школу они пойдут в непривычной и спокойной тишине? Вопрос пока риторический.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Вместе-РФ в Яндекс.Новости

Похожие новости: